Форма входа

1.1.1. Почему Печорин так холодно встретил Максима Максимыча?

      В данном фрагменте рассказывается о том, как происходит встреча двух старых друзей после долгой разлуки. Печорин встречает Максим Максимыча холодно и сухо, отвечая короткими односложными фразами. Это также проявляется в его поведении: «Печорин чуть-чуть побледнел и отвернулся...», «…сказал…принужденно зевнув». Подобная холодность объясняется тем, что героя ранят воспоминания об их дружбе, так как они связаны с трагической судьбой Бэлы, виновником смерти которой стал он, Печорин. Особенно это видно в такой детали: «…чуть-чуть побледнел и отвернулся...»  Побледнел тогда, когда недалекий Максим Максимыч, желавший вспомнить об их жизни в крепости, словно сыплет соль на рану, сразу заговаривая о Бэле.

Даша

 

ФРАГМЕНТ

Лошади были уже заложены; колокольчик по временам звенел под  дугою,  и

лакей уже два раза подходил к Печорину с докладом, что все готово, а  Максим

Максимыч еще не являлся. К счастию, Печорин  был  погружен  в  задумчивость,

глядя на синие зубцы Кавказа, и кажется, вовсе  не  торопился  в  дорогу.  Я

подошел к нему.

     - Если вы захотите еще немного подождать, - сказал я, - то будете иметь

удовольствие увидаться с старым приятелем...

     - Ах, точно! - быстро отвечал он, - мне вчера говорили: но где же он? -

Я обернулся к площади и увидел Максима Максимыча, бегущего что было  мочи...

Через несколько минут он был уже возле нас; он едва мог дышать;  пот  градом

катился с лица его; мокрые клочки  седых  волос,  вырвавшись  из-под  шапки,

приклеились ко лбу его; колени его  дрожали...  он  хотел  кинуться  на  шею

Печорину, но тот довольно холодно, хотя с приветливой улыбкой, протянул  ему

руку. Штабс-капитан на минуту остолбенел, но потом жадно  схватил  его  руку

обеими руками: он еще не мог говорить.

     - Как я рад, дорогой Максим Максимыч. Ну, как вы  поживаете?  -  сказал

Печорин.

     - А... ты?.. а вы? - пробормотал  со  слезами  на  глазах  старик...  -

сколько лет... сколько дней... да куда это?..

     - Еду в Персию - и дальше...

     -  Неужто  сейчас?..   Да   подождите,   дражайший!..   Неужто   сейчас

расстанемся?.. Столько времени не видались...

     - Мне пора, Максим Максимыч, - был ответ.

     - Боже мой, боже мой!  да  куда  это  так  спешите?..  Мне  столько  бы

хотелось вам сказать... столько расспросить... Ну что? в отставке?..  как?..

что поделывали?..

     - Скучал! - отвечал Печорин, улыбаясь.

     - А помните наше житье-бытье в крепости? Славная  страна  для  охоты!..

Ведь вы были страстный охотник стрелять... А Бэла?..

     Печорин чуть-чуть побледнел и отвернулся...

     - Да, помню! - сказал он, почти тотчас принужденно зевнув...

     Максим Максимыч стал его упрашивать остаться с ним еще часа два.

     - Мы славно пообедаем, - говорил он,  -  у  меня  есть  два  фазана;  а

кахетинское здесь прекрасное... разумеется, не  то,  что  в  Грузии,  однако

лучшего сорта...  Мы  поговорим...  вы  мне  расскажете  про  свое  житье  в

Петербурге... А?

     - Право, мне нечего рассказывать,  дорогой  Максим  Максимыч...  Однако

прощайте, мне пора... я спешу... Благодарю, что не забыли... - прибавил  он,

взяв его за руку.

     Старик нахмурил брови... он был печален и сердит, хотя старался  скрыть

это.

     - Забыть! - проворчал он, - я-то  не  забыл  ничего...  Ну,  да  бог  с

вами!.. Не так я думал с вами встретиться...

     - Ну полно, полно! - сказал Печорин. обняв его дружески, - неужели я не

тот же?.. Что делать?.. всякому своя дорога... Удастся ли еще встретиться, -

бог знает!.. - Говоря это, он  уже  сидел  в  коляске,  и  ямщик  уже  начал

подбирать вожжи.

     - Постой, постой! - закричал вдруг Максим Максимыч, ухватясь за  дверцы

коляски, - совсем было/парт забыл... У меня остались ваши  бумаги,  Григорий

Александрович... я их таскаю с собой... думал найти вас в Грузии, а вот  где

бог дал свидеться... Что мне с ними делать?..

     - Что хотите! - отвечал Печорин. - Прощайте...

     - Так вы в  Персию?..  а  когда  вернетесь?..  -  кричал  вслед  Максим

Максимыч...

     Коляска была уж далеко; но Печорин сделал  знак  рукой,  который  можно

было перевести следующим образом: вряд ли! да и зачем?..

Поделись с другом в социальной сети

Thursday the 13th. Все права защищены
Условия перепечатки материалов сайта | По вопросам сотрудничества и размещения рекламы: [email protected]