Форма входа

Анализ эпизода «Небо Аустерлица» из романа Л.Н.Толстого «Война и мир».

Материалы к написанию задания 8.

Любимые герои Толстого проходят мучительный путь духовных исканий. Они меняются внутренне, мудреют, открывают для себя новое видение смысла бытия. Переломные моменты их жизни автор изображает подробно, выписывая тщательно каждое движение их души.

 

Духовное взросление Андрея Болконского связано с отказом от мечты о личной славе, индивидуалистической по своей сути, и приобщением к национальной, общенародной жизни. Несколько эпизодов играют ключевую роль в этом процессе. Один из них — «Небо Аустерлица» (I т. III ч. 16,19 гл.).

В начале эпизода князь Андрей, воодушевленный стремительным взлетом Наполеона, ждет своего Тулона, своего звездного часа: «Вот она, наступила решительная минута! Дошло до меня дело». И действительно, именно он в момент, когда дрогнули ряды русских солдат, первым, с флагом в руках, бросается навстречу врагу. Но странно, эта сцена в изображении Толстого лишена хотя бы малейшего героического пафоса. Князь Андрей совсем не похож на картинного героя. От волнения ли, от подспудного ли страха дрожит его нижняя челюсть, крик его не призывен и громоподобен, а детски-пронзителен, он еле удерживает в руках тяжелое знамя, надрываясь, волочит его за древко. Сам бой нелеп, бестолков. 

Перед глазами князя Андрея странная схватка из-за банника рыжего артиллериста со сбитым на бок кивером и французского солдата. Наконец, совершенно неэффектно изображает Толстой ранение героя. Он падает некрасиво, словно «со всего размаха крепкою палкою кто-то из ближайших солдат… ударил его в голову». Почему все случилось не так, как представлялось князю Андрею в мечтах? Причина, наверное, кроется в самом видении войны Толстым, знавшим о ней не понаслышке. Толстой не эстетизирует войну, любая мифологизация ему чужда. Война уродлива, неестественна для человека, рожденного жить, а не гибнуть. В ней нет ничего возвышенного, правда войны сурова.

Этой картине нелепого смертоубийства противостоит образ неба, обычного, «не ясного, с тихо ползущими облаками». Он символичен, небо ассоциируется с высотой, чистотой чувств, отрешенностью от суетного течения жизни. Лежащий на поле боя раненый Андрей (рука не поднимается написать титул «князь»!) уже не герой, не будущий властитель дум. Он ребенок, слабый, нуждающийся в помощи, стонет «тихим, жалобным, детским стоном». Предполагая, что умрет, думает о вечном, глядя в высокое, бесконечное небо.

По странному стечению обстоятельств (а в контексте художественного пространства эпизода это, естественно, не случайно!) рядом с Андреем в это время оказывается его бывший кумир Наполеон. Кумиры недосягаемы, обожествляемы. Но Толстой, глядя на Буонапарте глазами своего героя, несколько раз даст прямые характеристики: «маленький и ничтожный». Отчего так? Наполеон в этой сцене явно ассоциируется с теми жизненными ценностями (слава, любовь людей), которые кажутся герою слишком мелкими по сравнению с тем вечным, что открыло ему небо. Когда-то он бежал от семьи, домашнего очага к славе… Теперь семейное счастье и сын кажутся ему единственным смыслом жизни. Надолго ли — покажет время.

 Алла Баландина

Поделись с другом в социальной сети

Saturday the 23rd. Все права защищены
Условия перепечатки материалов сайта | По вопросам сотрудничества и размещения рекламы: [email protected]